Here comes the sun

21:19 

Девушка в солнечном свете
Иллюстратор Света Дорошева собирает коллекцию редких, странных и неоднозначных открыток из прошлого. Это просто кладезь артефактов иной жизни.

— Я собираю старые открытки. Там много красивого — роскошные ретро-дивы, картины изумительные, шляпы, платья и бесстыжие наряды... Но самое удивительное — это рассматривать, насколько изменились сюжеты. Большинство сюжетов невозможно представить себе на современных открытках, а некоторые — так и вовсе теперь табу. К примеру, курящий ребенок: было умилительно — стало возмутительно.



Или вот:



«Морфинистки».

Моя любимая открытка. Сюжет, совершенно невозможный в наши дни, но до чего же они дивные, чертовки!
Или вот представьте себе — вы получаете от милого друга открытку с тревожным сюжетом «Анатомия сердца»: задумчивый анатом стоит над нагим женским телом и держит в руке ее сердце. Любуется в пенсне.



На обороте, между прочим, любовное письмо.
Там, посерединке примерно, если кто вчитается, есть такие слова: «...письма выходят смешанного характера — лирико-назидательные. Чем же я виноват, когда вы такая глупенькая? Скучаю страшно. И странно — чрезвычайно хочу вас видеть. Этим я очень недоволен. Это меня злит». А потом еще: «Я люблю независимость, свободу сердца и пр., а маленький медвежонок всадил мне свои коготки. Я же не желаю этого. Нахалочка, как вы не понимаете? За это я вас ненавижу... и люблю».

А эти безумны, это же очевидно:



Еще странненьких драматических сюжетов покажу:


«Драма жизни».


Тут все ясно. C одной стороны — жена, дети, а с другой — манящая сирена. Драма как она есть. На обороте кто-то записал кусочек из Гумилева:



У Лилит — недоступных созвездий венец,
В ее странах алмазные солнца цветут.
А у Евы — и дети, и стадо овец,
В огороде картофель, и в доме уют.

По-моему, лучше не проиллюстрируешь. Всегда смотрю на эту открытку и думаю: интересно, она мужчине принадлежала или женщине? Иными словами, кто кому это послал: сирена — своему женатому любовнику, или он — ей (мол, люблю тебя и твои алмазные солнца, но дети под лавками сидят, 15 лет совместной жизни, проросли уж мы друг в друга, прости, сирена, не могу уплыть с тобой к недоступным созвездьям...). А сегодня сканировала, смотрю: штемпеля-то нет. Значит женщина все-таки. Написала ему и не отослала. Потому что в несчастной любви женщины становятся мнительными, ранимыми и скромными. Напишут про себя в созвездьях и тут же спохватятся: «А вдруг нет? А вдруг я никакая не манящая звезда, а Дунька с мыльного завода? Не буду посылать...»

Мне нравится, когда открытка подписана. Тогда сюжет обретает еще и контекст, иногда забавный, иногда банальный. Скажем, вот человек старался, писал сочинение к картинке «Кокетство»:





(пунктуация и орфография сохранены, жаль, ятей не могу воспроизвести)
«Божественной Вере Виолет шлю этот я сюжет. В нем много я нахожу сходства с вами надеюсь вы не станете отрицат. И я вас такой представляю по утрам сидящей за туалетным столиком и фиалки пред вами благоухают своим неясным запахом. Да тепер я понял вашу чудодейную силу и скажу откровенно. Ваш милый образ так и стоит предо мной но скоро, скоро я уж увижу вас перед собой. У вас царит одно лишь кокетство но все-таки я вас люблю.»

Источник: www.adme.ru/vdohnovenie/sumasshedshie-starye-ot... © AdMe.ru

URL
   

главная